Как пишутся статьи / Новости "РАБОТА ПЛЮС" / Статьи / Работа в городах Украины

Как пишутся статьи 11.01.2008 Задумывались ли вы когда-нибудь о том, какой путь проделывает статья, прежде чем предстать на ваш суд? От рядового читателя скрыты все этапы рождения статьи. Виден только результат: глянцевая бумага, красивая картинка, интригующее название, чьи-то мысли на страницах. Естественно, возникает желание ответить автору: согласиться или поспорить, а может, подумать «какая чушь» и закрыть журнал. Но ведь любая статья — это результат работы не одного человека. И может быть, кому-то будет интересно проследить путь идеи от головы журналиста до глянца журнала.

Обычно темы для новых статей я обдумываю по дороге на работу. Благо, что она занимает 20-ть минут через парк. Отсутствие суеты, вид деятельных белок «заставляет» не до конца проснувшийся мозг генерировать идеи именно в это время. Вот и мысль написать о том, как пишутся статьи, возникла где-то за 10 минут до входа в офис.

Как рождаются мои статьи — я знаю. Но я не профессиональный журналист, пишу по велению души. Может быть, делаю это неправильно и есть какие-то нормы, стандарты, правило, как надо писать статьи. А как у других? Как пишут «профи»? Я пришла на работу, поставила себе в план «покрутить» мысль и сразу занялась поиском по интернету. В результате выяснила, что….

Ну, в общем, прав был Булат Окуджава, когда под гитару напевал: «Каждый пишет, что он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит — так и пишет». Что ж, буду придерживаться этой концепции.

Вступление, заключение, разбивка на главки

Иногда статья пишется легко и быстро, например, вот как эта. Остается только вставить подзаголовки в логически выстроенный текст, выделить жирным шрифтом ключевые моменты и отнести редактору.

Но не всегда получается творить «на одном дыхании» и первозданном виде отдавать изданию. Иногда приходится много раз переставлять куски, чтобы текст был логически связан, придумывать (а потом менять несколько раз) заголовки и подзаголовки, мучаться над вступлением (как начать разговор с читателем), переписывать заключение, хватать за хвост ускользающие мысли, пытаясь втиснуть их в структуру статьи. И вот оказывается, с новыми фразами нужен совсем иной вывод. А иногда садишься писать, четко представляя, о чем будет статья, а она оказывается совсем «о другом». И когда наконец-то готова, тебя уже слегка подташнивает, а перечитать еще раз не хватает терпения, да и смысла в этом нет, так как очевидных ошибок все равно не видишь, а переделывать что-то уже не хочешь. На этом работа журналиста заканчивается.

На суд редактору

И вот ты свое творение несешь на суд литредактору. Как говорила знакомая главред в пору, когда я только пробовала силы в журналистике: «Вы пишите, все лишнее я отрежу, мне не жалко — я не автор». К счастью я тогда не имела возможности видеть, что с моей статьей происходит дальше, и получала только готовый результат в виде журнала. Но сейчас-то я знаю и вижу, как текст покрывается красной сеткой правок. Я согласна, что красным лучше видно, но очень уж ассоциируется с «…статью режут — она кровоточит, и ты видишь, как твое детище истекает кровью. Даже удаление лишней запятой оставляет на теле статьи кровоподтек». А еще представляешь, что строгая учительница исправляет ошибки, и ты сам себе ставишь «неуд».

Креатив — дело тонкое

Пока литредактор и корректор терзают беззащитное творение, над украшательством статьи поработает дизайнер-фотограф — подирает/создает иллюстрацию.

Я работаю с двумя специалистами, а подход у них к работе разный. Штатный дизайнер Катя (перед тем как приступить к поиску подходящей картинки) внимательно статью читает. И я часто могу предположить, что она подберет или хотя бы ход ее мыслей. А мой внештатный дизайнер Сергей читать ленится. Тем более, что «женские» статьи ему не интересны. Как ни странно, моего пересказа Сергею достаточно, чтобы ухватить суть и «выдать» мужской взгляд на тему. А главное, я никогда не могу угадать картинку.

Статья на верстку.

Здесь происходит таинство. И хотя я не раз наблюдала за процессом и сама вносила предложения по верстке, все равно прихожу в восторг от того, как плоский текст, соединяясь с иллюстрацией, превращается в журнальную полосу. Как органично становится картинка и подвигаются буквы, уступая друг другу место, как выделяется именно то, что должно быть выделено, как берется в рамку, именно то, что должно быть в рамке, а на плашку помещается то, что будет смотреться красиво именно на плашке, и никак наоборот.

Дело техники

Дальше решаются технические вопросы, подправляется не замеченное раньше, проверяются подписи, даты, определяется место статьи в общей массе журнала. И вот статья «уезжает» в типографию.

Предчувствие

Так как наша газета еженедельная, то ждать приходится недолго. В четверг я последний раз смотрю на материал, а в понедельник вечером в редакцию приносят свежий номер. В продаже он появляется только на следующий день. Самое томительное ожидания, когда вроде бы уже должны принести — а не несут. И ты идешь в отдел распространения: «Ну что, уже? — Нет еще. — А когда? Сейчас должны принести или уже понимают со склада…»

И вот наконец-то тебе приносят запакованную пачку, еще пахнущую типографской краской. Теперь я понимаю, почему этот запах входит в список самых приятных ароматов. Это запах ожидания, предвкушения. Ведь до этого я видела разрозненные листы, скрепленные степлером, в черно-белом варианте. А сейчас можно потрогать такой приятный на ощупь глянец. И читать так, будто видишь первый раз этот текст, смотреть так, будто никогда не видела этих иллюстраций, и восхищаться: надо же, как здорово написано, я бы так не смогла! А внизу увидеть свою фамилию и удивиться во второй раз: это я так здорово пишу?!

Обратная связь

С не меньшим нетерпением жду, когда мою статью прочтут знакомые и скажут, что по этому поводу думают: согласятся, поспорят или скажут, что бывало и лучше, а вот эту не дочитали. И я расстроюсь или обрадуюсь и поплыву от удовольствия, как кот, наевшийся сметаны. Вы можете подумать, что критиковать — значит, делать больно автору. Но, поверьте, это лучше молчания.

Вот и сейчас, вы закончили читать, а в редакции уже пекутся/жарятся и готовятся новые материалы для вас.

Ольга Розак

Елена, журналист

Я не знаю, как это происходит. Вроде бы написано немало статей, а меня до сих пор удивляет, что я пишу, еще более удивительно, что это получается. Ведь никакого специального образования, ни филологического, ни журналистского у меня нет. Человек я спонтанный и импульсивный, поэтому не могу использовать всякие планы и структуры статьи. Не могу писать также на «заданную» тему из-за возникающего чувства, что на меня смирительную рубашку надели. А чтоб писать, да и вообще жить, мне свобода нужна. Так что, пишу так: сначала в голове возникает тема, обычно она связана с тем, чем живу в текущий момент. Например, о кризисах любви написала, в процессе переживания такого вот кризиса. Возникло состояние, захотелось с ним разобраться — в результате получился материал.

Выбранная тема обычно крутится в голове пару дней, если она не уходит, тогда «берусь за перо». Для меня главное написать первое предложения, если оно «ложится» — все остальное получается само собой. Из всего процесса сложнее всего пишется последний абзац, даже не знаю почему. Наверное, я просто люблю состояние «жизни в теме», а завершать хорошее и приятное никогда не хочется.

Оксана, журналист

Профессионально писать я стала не так давно — год назад. До этого работала совершенно в другой сфере, а журналистика для меня была скорее хобби, нежели дело, приносящее деньги. Да, я, работая фрилансером, печаталась в очень многих изданиях, в том числе и в популярных глянцевых. Да и Интернет-сайты с удовольствием брали мои статьи, правда, безвозмездно, но это была неплохая реклама. Пока работала, как говорится, по вдохновению, а не по «принуждению», то есть ничего не планируя, не считая количество знаков, от меня не требовалось оформлять материалы по каким-то правилам, принятым в издательстве, не нужно было ничего переписывать (этим занимались либо штатные литредакторы, либо статью принимали без правок) — материал зачастую получался, «штучный», эксклюзивный. Сразу чувствовалось, что автор писал от души. Я смогла в этом убедиться, просматривая отклики читателей на одном из сайтов, где были размещены мои материалы. Сейчас пишу не хуже, даже лучше, профессиональнее. Конечно, раз на раз не приходится, одни материалы бывают сильнее, другие слабее, но, в принципе, оценивающий статьи рецензент остается доволен. Но вместе с тем понимаю, что работа из творчества перерастает в ремесло, потому что поставлена на конвеер. Сначала это «напрягало», но я приняла неизбежность и успокоилась, тем более, что свою работу любить не перестала и делаю ее качественно.

Сергей, дизайнер — фотограф

Как я работаю над иллюстрациями? Я бы не назвал это работой в традиционном понимании. Мне просто нравится фотографировать. Пожалуй, единственное, что все же делает работой иллюстрации к журнальным материалам — постановочность фотографий. Идея не придумывается, она просто приходит в голову. Мне редко доводится кропотливо продумывать идею съемки. Как правило, сразу после прочтения темы возникает визуальный образ. Остается только правильно провести «подбор актеров» и выбрать условия съемки.

Моделями выступают не профессионалы, а самые что ни на есть настоящие менеджеры, бухгалтеры, начальницы отделов. Обычно не оговариваю заранее день и время съемки. Приезжаю, рассказываю сюжет и предлагаю сыграть со мной в игру — выдергиваю человека на какое-то время из обычной офисной рутины. С одной стороны, это не всегда удобно — иногда приходится ждать, пока появится свободное время для съемки. Но с другой, как сказала одна из моделей (для меня это прозвучало высшим комплиментом) — благодаря этому приходится постоянно держать себя в форме.

Природа щедро наделила представительниц прекрасной половины человечества актерскими талантами, поэтому на съемке сложности возникают редко. В отдельных случаях прибегаю к «режиссерскому показу» и прошу повторить мою позу, жест, мимику. Замечал, что самым удачным получается либо первый кадр в серии (модель вжилась в роль сразу и еще не устала). Думаете так легко на протяжении нескольких дублей находиться в статичной позе? Либо один из последних: если видишь, что у модели не получается что-то изобразить, по ходу съемки корректируешь роль, а то и вовсе полностью перерабатываешь сюжет. Ответственность за это лежит на мне: значит, не сумел сразу полностью увлечь либо упустил из виду какие-то детали – а они оказались ключевыми.

Из самых интересных фотографий сразу вспоминается сюжет об офисном скандале, где одной из моделей было необходимо швырнуть в воздух несколько листов бумаги. Техническая сложность состояла в том, чтобы эти листы эффектно смотрелись в кадре (было много вариантов – их бросала и сама модель, и ассистент из-за ее спины и со стремянки сверху). Очень интересно было наблюдать за выражением лица модели. Вначале она чувствовала себя неловко от такого вызывающего действа, но затем вошла в роль, и разбросанные листы пришлось собирать по всему кабинету. Смеюсь всякий раз, вспоминая ту съемку.

Наталья, ответственный секретарь

В названии моей должности ключевое слово «ответственный» — и этим все сказано. Я, как мамочка, сопровождаю статью по всем технологическим процессам. Слежу, чтобы «малышку» нигде не обидели, чтобы она была чистенькая (без ошибок), нигде не потерялась. Чтобы радом с ней были необходимые иллюстрации. Чтобы верстальщик придал ей красивый образ, и к читателям она вышла нарядной. Поскольку статья не одна, то надо собрать их все, пересчитать и по росту, то есть в нужной последовательности, расставить. Чтобы они выглядели хорошо.

каталог

порно

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272, 273, 274, 275, 276, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 283, 284, 285, 286, 287, 288, 289, 290, 291, 292, 293, 294, 295, 296, 297, 298, 299, 300, 301, 302, 303, 304, 305, 306, 307, 308, 309, 310, 311, 312, 313, 314, 315, 316, 317, 318, 319, 320, 321, 322, 323, 324, 325, 326, 327, 328, 329, 330, 331, 332, 333, 334, 335, 336, 337, 338, 339, 340, 341, 342, 343, 344, 345, 346, 347, 348, 349, 350, 351, 352, 353, 354, 355, 356, 357, 358, 359, 360, 361, 362, 363, 364, 365, 366, 367, 368, 369, 370, 371, 372, 373, 374, 375, 376, 377, 378, 379, 380, 381, 382, 383, 384, 385, 386, 387, 388, 389, 390, 391, 392, 393, 394, 395, 396, 397, 398, 399, 400, 401, 402, 403, 404, 405, 406, 407, 408, 409, 410, 411, 412, 413, 414, 415, 416, 417, 418, 419, 420, 421, 422, 423, 424, 425, 426, 427, 428, 429, 430, 431, 432, 433, 434, 435, 436, 437, 438, 439, 440, 441, 442, 443, 444, 445, 446, 447, 448, 449, 450, 451, 452, 453, 454, 455, 456, 457, 458, 459, 460, 461, 462, 463, 464, 465, 466, 467, 468, 469, 470, 471, 472, 473, 474, 475, 476, 477, 478, 479, 480, 481, 482, 483, 484, 485, 486, 487, 488, 489, 490,